Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

(no subject)

(no subject)

Четыре года назад ушёл Эрик.



Это была такая шутка в твоем стиле -- не тему "Театр начинается с вешелки". Играть на сцене тебе было уже тяжело, и ты вызвался поработать во время спектакля гардеробщиком, усутупив свою роль -- Змея Горыныча -- другому актеру. Этого Змея Горыныча в кимовских "Чудесах на Змеином болоте" я хорошо помню -- и, думаю, не только я. Персонаж был из серии "тупой -- еще тупее": лексикон его состоял из десятка слов типа "Хочу!" "Съем!" и "Загрызу!" Так вот: после спектакля с тобой в роли Змея Горыныча дети носились друг за другом с этим "Загрызу!" и "Укушу!" Все прочие персонажи как-то не отпечатывались: больно уж настоящий был Змей!

По поводу твоего выступления в роли гардеробщика (именно так!) я написала эпиграмму:

Может быть, я открываю Америку,
Но не подумай, что это риторика:
Если театр начинается с Эрика,
Сказка заставит смеяться и Йорика.

Вроде тебе понравилось: тоже юмор в твоем стиле.
А сказки ты любил. И они у тебя получались. Хотел -- уже в качестве "помощника режиссера", а не актера -- поставить с нами эти "Чудеса на Змеином Болоте" еще раз, потом приносил какую-то сказку в стихах -- я уже даже не вспомню, чью, но Кощей и Леший там точно были -- с идеей попробовать это поставить. Но ничего не получилось: тебе пришлось уйти из театра из-за твоей болезни.
И игры твои были сказками. Жаль, что я не побывала ни в обной из твоих сказок: когда я начала ездить на игры, ты уже не мастерил.
Я не хочу говорить о том, что было в последние годы, когда я была рядом с тобой. Не потому, что я не хочу об этом вспоминать: я вспоминаю об этом каждый день. И не потому, что это какие-то слишком тяжелые воспоминания: это лучшее, что было в моей жизни. Просто об этом нельзя говорить. Непонятно, как об этом говорить. Я просто была рядом. Мы просто были вместе. Настолько, насколько могут быть вместе такие люди, как мы с тобой. Я была рядом с тобой -- и это было мое счастье. И больше ни о ком в жизни я не могу сказать этого.
"...Я понимаю, что я тебе оставляю". Я помню, как ты это сказал. Я примерно понимаю, что ты имел в виду. Теперь, через четыре года, можно сказать: то, что ты оставил мне -- это  самое важное, что у меня есть, и то единственное, что дает моей жизни смысл. Можно я не буду подбирать для этого слова? Теперь, когда ты всегда со мной и во мне, в этом нет необходимости. 

По-другому

Очередная история из моей жизни на тему "от судьбы и от себя мне не уйти": поехала на конференцию в Берлин, чтобы хотя бы на несколько дней отдохнуть от всего, чем, благодаря чему и вопреки чему я живу все последнее время -- и во второй же вечер оказалась в арабской ресторане между девушкой-офицером ЦАХАЛ и пожилым славянином -- переводчиком древнегреческой трагедии (сейчас мы все трое зачем-то числимся специалистами по Галену...) Владелец заведения -- араб из Рамаллы, коллега, служившая в ЦАХАЛ и сейчас делающая постдок в Университете Гумбольдта, часто заходит к нему, чтобы взять питу с хумусом и фалафель и поговорить за Святую Землю.
Узнав, что его более юная спутница четыре года служила в армии, причем два года в офицерском звании, чех Матиас выдал очередной фейерверк комплементов. "А Вы служили?" -- спросила коллега-сабра, отчасти чтобы заткнуть фонтан. "Я? -- восточноевропейский джентельмен замялся: врать не хотелось, но правда была явно негероической. -- Я служил... проходил альтернативную гражанскую службу..." -- "О! И что Вы делали?" -- "Не поверите -- переводил  "Орестею" Эсхила!" (Ой. Я хочу такую АГС!!!) "Считалось, что я работаю в одной государственной конторе... Там работал мой хороший друг, и он меня отмечал..." Прочтя на лице собеседницы упрек, Матиас поспешно добавил: "Я понимаю, это дело патриотизма... Это дело личных принципов... Но у всех свои принципы, и я не хотел бы об этом спорить..."
Нет, Матиас, это не дело личных принципов, и тем более не дело патриотизма. Я вот сижу сейчас между вами -- и понимаю вас обоих. И на Вашем месте -- ведь Ваш призывной возраст пришелся на начало 80х, так? -- я бы, конечно, тоже грамотно отмазалась через знакомого-чиновника (и тоже дала бы кому надо на лапу, о чем Вы умолчали), а на месте прекрасной Орли я бы, конечно, не только отслужила свой срок, но и пошла бы потом офицером, если бы взяли. Потому что в Израиле все по-другому -- не так, как в том мире, откуда пришли мы с Вами.
Я тоже не сразу это поняла. В нас, пришедших из мира, где человек в форме, тем более с оружием, совершенно точно не "меня бережет", а хорошо если меня прямо сейчас не грабит и не избивает, все, что связано с "силовыми структурами" в широком смысле, пробуждает кучу отечественных стереотипов, у многих помноженных на личный травматический опыт. Помните дивную песню Шаова про поездку в Израиль? https://www.youtube.com/watch?v=3CE4IYcpe1s (Кстати, смотреть и слушать всем, особенно тем, кто здесь! Я плакалЪ!) "...Вы, кричал я, не серчайте, если шо не так, слихайте, но ментов, ребятки, с детства не люблю!"
Ну, ему можно, он в гостях был. Да и я такой же была, когда приехала. Мало того, что у меня все люди были братья, и родные, а не двоюродные, и слово "араб", произнесенное с недостаточно политкорректной интонацией, вызывало у меня бурю благородного негодования -- так меня еще и напрягало такое количество вооруженных людей в форме на улице. Что тут у вас -- хорошо, у нас -- вообще происходит? У нас тут что, война?
Потом поняла -- да, война. И эти люди в форме -- на моей стороне, за меня. И все встало на свои места.
Потому что до того, как война перешла в активную фазу, я успела приглядеться к братьям нашим двоюродным. И узрела что-то знакомое: главари живут во дворцах, на улицах -- голые голодные дети, народ в нищете -- а виноваты жиды. И пиндосы. Дома ужасалась фотографиям с парада детских колясок-танков -- здесь увидела, что соседи пошли еще дальше: все ведь видели палестинский агитплакат с эмбрионом-шахидом в утробе матери?  И почти не удивилась, увидев на их агитационных сайтах -- переведенных на английский язык, явно не для меня. а для европейских спонсоров -- некоторое количество распятых мальчиков. А что, евреи же вечно либо кого-то распинают, либо кровь младенцев пьют...
Почитав историю, поняла, что со мной по соседству существует ПНР --Палестинская Народная Республика. И, опять же, почти не удивилась.
Кстати, один раз бывших совков уже на этом -- на врожденной нелюбви к "силовикам" -- уже поймали. Когда рассказывали про жутких украинских силовиков-карателей, которые убивают и грабят бедных мирных трактористов и шахтеров. И ведь многие попались...
Теперь понятно, откуда берутся русскоязычные защитники бедных палестинцев? Нет, они не идиоты -- они травматики. Или просто совки.
Итак, для тех, кто читает это, находясь в России: просто поверьте, что бывает по-другому, не так, как там, у вас. Просто поверьте, что человек в форме армии или полиции твоей страны -- не обязательно враг. И если вы в это поверите, возможно, и у вас когда-нибудь станет по-другому.
Для тех, кто находится здесь, но до конца еще не "выгнал деревню из дедушки": расколдовывайтесь уже, совково-заколдованные! Здесь, как поет Шаов, Земля этому очень способствует!
...Под конец обеда молодой официант-араб, принесший очередную перемену, неловко повернулся и чуть не уронил прибор. Нож он поймал буквально на лету. "It was dangerous", -- заметил Матиас. "Arabs with knifes can be dangerous", -- на автомате парировала я. Матиас на меня зашикал: я сказала что-то страшно неполиткорректное. А Орли, сабра из Израиля, улыбнулась. Но улыбка вышла какой-то невеселой...

"Все оказалось не так уж страшно"

Прочла подробный рассказ женщины, бросившей курить после 35 (!!!) лет никотиновой зависимости. У меня такого опыта нет -- но вдруг кому пригодится.

Я курила каждые полчаса. Или каждые десять минут. Или одну за одной. Я обязательно курила в рекламные паузы – от страха: а вдруг я захочу курить, а кино будет продолжаться, и я буду мучиться? Я обязательно курила перед входом в кинотеатр, в антрактах и перерывах...

Я курила, когда меня звали покурить и когда я просто видела, что кто-то курит. Когда хотела курить и когда не хотела. Когда все шли курить. Когда только что покурила. Утром первая мысль была покурить. И я мучительно и быстро готовила завтрак – чтобы хотя бы не закурить натощак. Я пила кофе – чтобы было вкуснее курить. Беседуя, мне нужно было курить – иначе голова горела от страха, а вдруг я скоро-скоро захочу курить?

Прежде чем что-то сделать, мне нужно было покурить. Помыть посуду? Да, но сначала покурить. Кинуть картошку на сковородку? Да, но давай сначала покурим. Вон появился автобус? Скорей же закурим, а то не успеем! Заходим в магазин? Подожди, давай перекурим, а уж потом…

...Никотин заставлял меня уговаривать моих близких продолжать курить и ни в коем случае не бросать. А на попытки моих домашних изолировать себя от моего табачного дыма и вывести меня хотя бы на лестничную площадку, никотин требовал, чтобы я устраивала скандал, что мои права человека священны и никто не имеет права отнимать у меня сигарету.

Никотин только ухмылялся, когда мой ребенок жаловался на мерзкий табачный воздух, которым я вынуждала его дышать. Никотин с нахрапом затыкал рот соседям, когда они, робко выглянув из-за двери, просили меня не курить на лестничной площадке. А на автобусной остановке никотин победно поглядывал на недовольно кривящихся некурящих, в чью сторону ветер уносил мой табачный дым.

Когда я лежала в больнице, никотин заставлял меня заискивать перед медсестрами, чтобы те разрешили мне покурить, таскаться в неудобные места, прятаться от врачей, мешать выздоровлению.

Но главное: никотин сутками держал меня в чудовищном страхе – шантажируя меня тем, что если я уйду от него, то он превратит мою жизнь в АД.
...
Остаток того дня, когда я бросила курить, я помню плохо. Был отупляющий ужас – что не выдержу и закурю, что приступ удушья вернется и останется навсегда. А вот на следующий день кое-что начало проясняться...

Все оказалось не так уж и страшно. Оставаться незакурившей оказалось не так уж и тяжело. Да, собственно, вообще не тяжело. Но зато очень и очень странно.

Например, после завтрака я с туповатым видом так и осталась сидеть за столом. Потому что не знала, зачем вставать, если курить я все равно не пойду. Через три минуты я внезапно вспомнила, что надо встать, чтобы помыть посуду. Подойдя к мойке, я внезапно замерла на полдороге и тупо смотрела на посуду и кран, словно провалившись в другое пространство. Но ровно через три минуты оцепенение прошло, и я спокойно вымыла посуду. То же самое случилось со мной и когда я собиралась включить компьютер и сесть за работу, или перед тем как принять душ, или когда мне требовалось взять телефон и набрать номер. Ровно три минуты ступора сопровождали меня весь день и в следующие два дня тоже. Три минуты провала неизвестно куда – как дырки в сыре, образовавшиеся от отсутствия перекуров. Через неделю дырки исчезли окончательно и больше ни разу не возвращались.
...И вот какие еще три простые и очень интересные вещи я поняла за эти первые три дня воздержания от никотина. Именно эти три наблюдения спасли меня от срыва в самые трудные первые дни и недели, каждый раз возвращая мне здравый смысл. Вот они:

1. Моя тяга всегда приходит вовремя. Мое желание покурить накрывает меня точно по графику. Скажем, раз в полчаса. Поэтому пойду я курить или не пойду – разницы нет, ровно через полчаса курить мне все равно захочется снова. Выкуренная сигарета не избавит меня от желания закурить – точно так же, как и невыкуренная сигарета не избавит меня от желания закурить. А тогда зачем курить, если вообще никакой разницы?

2. Длину моей тяги можно посчитать. Тяга длится ровно столько, сколько мне нужно, чтобы выкурить сигарету. А это не более трех минут. Значит, и тяга продлится столько же. А потом исчезнет – как будто я и правда покурила. Исчезнет – чтобы вернуться через следующие полчаса. На следующие три минуты. Не больше.

3. Моя тяга – слепая курица. Тяге все равно, что у меня во рту – сигарета или авторучка. Выкурю я сигарету или просто подержу во рту авторучку – моей тяге без разницы, ровно через три минуты она уйдет из меня, как по взмаху волшебной палочки. Оставит меня в покое - до следующей авторучки во рту. А тогда зачем курить, если даже моей собственной тяге глубоко плевать, что там у меня во рту?


Общезначимый вывод: в зависимости человека держит едва ли не в первую очередь страх. Интересно, только ли для курева это верно?

МЯУ!!!

Какая ваша главная черта?
Мяу, вот я какая хорошая, оказывается! А я-то думала, я просто пестрых кошечек люблю! 8)


  • Current Mood
    cheerful cheerful

Хвалилки и позитивки -- 2

Это уже позавчерашнее -- в жизни происходит столько хорошего, что я просто не успеваю благодарить Мироздание.
Итак, хвалилки и позитивки за 12.08.2012:
1. Убрала комнату, в которой живу, всюду вытерла пыль, подмела и помыла пол. Ай да я!
2. Искупалась в Красном Пруду (который у меня под окнами). Это оказалось не так холодно, как представлялось. Ощущения сразу после купания -- приятно, спокойно, свободно. Спасибо Мирозданию и мне!

Итак, народ, по-прежнему жду в комментах ваших хвалилок и позитивок!
  • Current Mood
    hopeful hopeful